Главная страница
russian   english

ПАЛИМПСЕСТ.

Литературоведческий журнал.


Помимо такого, чисто технического понимания категории палимпсеста, существует довольно много ее индивидуальных интерпретаций, носящих характер метафорического «расширения» исходного понятия. Например, Шарль Бодлер и Томас де Квинси называли палимпсестом человеческий мозг, образованный, если разобраться, бесчисленными наслоениями мыслей, образов и чувств. Французский литературовед Жерар Женетт относил к палимпсестам всю литературу «второго уровня», построенную на интертекстуальных отражениях и включающую пародию, травестирование, шарж и пастиш.Палимпсест, как известно, возникает тогда, когда поверх удаленных знаков, например, стертых или смытых, кем-то наносится новая последовательность графических обозначений: букв, пиктограмм, рисунков, иероглифов.

Нетрудно сделать вывод, что палимпсест – понятие подвижное, открытое к дальнейшим трансформациям и способное, если понадобится, стать обозначением самых разных явлений.

Наш журнал связан с понятием палимпсеста не только своим названием. Его научная стратегия предполагает постоянное движение поверх привычного и заранее данного. Публикуемые в нем статьи, «стирая» устаревшие или недостаточно обоснованные толкования, будут, однако, ориентированы на то, чтобы самим, когда это понадобится, уступить место новым текстам, диалектически отрицающим предшествующее отрицание.

То же самое относится и к тематической направленности «Палимпсеста». Несмотря на то что журнал преимущественно посвящен истории русской литературы, его страницы открыты для любых научных дисциплин, с которыми она так или иначе соприкасается. Решение одной и той же проблемы может быть подвергнуто в нем многократному «переписыванию», обусловленному как новыми фактами, найденными, например, на «поле» межлитературных взаимодействий, так и новыми методами, сформировавшимися в рабочем пространстве других наук.

Кроме того, статьи «Палимпсеста» будут подбираться с тем расчетом, чтобы стереть искусственную оппозицию «старого» и «нового», академически застывшего и продолжающего развиваться. Классические тексты, давно ставшие предметом разборов и анализов, будут иметь в «Палимпсесте» равные права с еще не «остывшими» произведениями современного литературного процесса.

Воскрешать стертое и одновременно избегать стершегося – вот главная цель, стоящая перед авторами «Палимпсеста».